Оставьте свой контактный номер телефона и мы ответим на все вопросы!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Стартап из 90-х:
школа тестировщиков в Калифорнии.
Интервью, часть 1
Как у эмигранта из СССР возникла идея открыть школу тестировщиков в Америке? Как тестировали ПО тогда? Как выглядел процесс автоматизации тестирования тогда и как это происходит сейчас? Какие существенные отличия школ тестировщиков в Калифорнии и в Киеве? Кто и почему берет на стажировку новичков? Какие есть подводные камни в создании IT школы?

На эти и другие вопросы ответил Михаил Портнов, основатель школы Портнова в Калифорнии. Интервью брала Юлия Чандровна – основатель карьерного IT центра Kit.center. Приводим первую часть интервью. Вторую часть можете почитать здесь. Третью – здесь.
– Как у вас возникла идея создать школу тестировщиков?
Идея возникла как и всё в моей жизни: случайно. Я не стремился к чему-то такому специально. Я всю свою жизнь где-то что-то преподавал – математику, информатику, машинопись (тайпинг) – мне нравилось. А тут вот что произошло: моя жена, очень практическая женщина, сказала: «Миша, мы в Америку едем не для того чтоб какие-то школы организовывать. Завязывай с курсами, с педагогикой, будем работать.» Она составила расписку и велела подписать. Время было тяжелое – рецессия, волна иммигрантов из Советского союза. Изначально, в 70-тые, иммиграция была из небольших городков Украины – из Черновцов, Хмельницкого. А в 90-тые годы рванули из Киева, Москвы, Питера. Мы уезжали в 89-м.

Когда приехали в США, я почти сразу устроился тестировщиком работать – знакомый товарищ помог. Через год работу потерял, но тут же нашел, и на более солидную ЗП. Когда второй раз работу потерял, оказалось что рынок вырос в 10 раз. Раньше за неделю было 5 объявлений, а в этот раз каждый раз по 20. И деньги другие совсем. Меня взяли в Borland – очень известная, легендарная компания – как сейчас Facebook. Это была третья компания по продаже ПО. И вот уже будучи сотрудником Borland, я подумал: невозможно держать в себе все освоенные знания, просто невозможно.

Всё началось 20-го августа 94-го года. Денег не было, сняли для школы какую-то комнатушечку за процент от сбора со студентов. Сколько соберем – 20% отдавали за помещение. А потом попёрло. Школа стала легендарной в течение полугода, уже очередь к нам стояла. Всё потому, что наши выпускники начали трудоустраиваться. Потом всё так быстро развивалось, что я уже не мог работать в компании, пришлось выбирать – тестировщиков много, а я один.
Юлия Чандровна и Михаил Портнов
– А какие функциональные обязанности тогда были? Когда я 12 лет назад пришла, после института, у меня спросили: – Хочешь стать тестировщиком? – А что нужно? – Ничего, мы всему научим. Помню Jira тогда была, нажимали на кнопки, тесткейсы в Excel'е были. А как это выглядело в Штатах, когда вы трудоустраивались?

Я начал работать в 92-м году. Тогда на всю Долину не думаю что и пол сотни тестировщиков было. У меня тогда спрашивали: – А что это? – Тестирование. – Зачем? – Ну как же, ошибки искать. – Так мы сами ошибки тестируем. Мы ПО пишем, сами тестируем, оно же должно работать.

Такое время было. Примитивно всё – до безобразия. На первой моей работе не было багтрекинг системы, они пользовались какой-то табличкой смешного вида. Мы должны были написать сообщение об ошибке и распечатать его на принтере. У нас был длинный стол и у каждого программиста там была папочка. Так вот сообщения об ошибке клались программисту в папочку. Мы знали кто что пишет, нас всего было человек 5 там. И так мы разносили ошибки по папочкам, а они потом перекладывали в папочку «Починено», а мы забирали из папочки «Починено»…и так дальше.

Самое смешное, от чего у меня икота от смеха была. С нами работал индус Раджеш, всё время что-то подъедал, толстенький такой, кругленький, постоянно пытался нас угостить тем, что его жена делает. Раджеш хотел нас синхронизировать, чтоб мы одновременно что-то на вход подавали. Он хотел сделать то, что сейчас мы называем "simultaneous data access" или "multi-user testing", такого плана. Но как синхронизировать 5 человек, которые в громадном офисе сидят в разных углах? Он пошел в туалет, достал швабру. Представьте: в офисе все сидят в «кубиках», не видно людей. Все 5 человек ждут, швабра вылетает вверх из его «кубика» и в это время все нажимают кнопку.
– То есть это как нагрузочное тестирование?

Нет, нагрузочное – это когда вы в течение какого-то продолжительного времени посылаете трафик на сервер и смотрите как он с ним будет справляться. Здесь речь не об этом, здесь система клиент-сервер. Она одновременно должна обслужить несколько запросов, приходящих от разных пользователей. Вопрос в том сможет ли она различить что вообще произошло. Но это конечно катастрофа полная, то что он там тестировал. Сейчас это забавно вспоминать.

Вторая моя работа была в 93-м году. Это был маленький стартап, я был шестым человеком в команде и единственным тестировщиком. Они тестировали CD-ROM'ы, которые тогда только появились. Тогда всё время создавали какие-то новые продукты – побежали в зоопарк, сфотографировали зверье – и на CD-ROM «San Diego zoo». Или взяли Шекспира, перенесли на CD-ROM и продавали школьникам за 5-10$.

У нас тоже был такой продукт на CD-ROM – устанавливался самый шикарный и современный по тем временам софт, который был защищен. Ты его мог посмотреть и если он тебе приглянулся, ты платил деньги и он прямо с CD устанавливался тебе на компьютер. Это называлось Test Drive Corporation.
– Другими словами, trial версии продукта?
Сейчас да, это так называется. Тогда не было такого, речь шла о серьезных продуктах, у которых не было триал версии никакой. Это мог быть софт самых ведущих компаний – Lotus, Microsoft. Я всю эту штуку тестировал, один, вручную. Но к счастью там было сокращение, я пошел дальше и попал в Borland – легендарную компанию. Если вы слышали такие вещи как Delphi – это их продукт. Они делали среды для разработки ПО, был борлэндовский Паскаль.
– Да, Паскаль мы в школе учили, а Delphi в университете.
Я кстати Delphi тоже немного тестировал перед тем как мы на рынок выходили, это на моих глазах происходило. В Borland'е я научился автоматизировать. Тут всё серьезно было – и багтрекинг система, и автоматизация тестирования.
Продолжение интервью читайте в следующих частях. Во второй части узнаете про то, как происходила автоматизация тестирования в 90-х в Штатах и как это происходит сейчас; что сейчас должен уметь тестировщик-автоматизатор и любой ли человек может стать тестировщиком. А в третьей части интервью Михаил ответит на такие вопросы: какие существенные отличия школ тестировщиков в Калифорнии и в Киеве; кто и почему берет на стажировку новичков; какие есть подводные камни в создании IT школы.